• nyse-club-igor

Интервью с трейдером: Адам Вассерман

trader

Адам Вассерман (Adam Wasserman) — трейдер в proprietary дэйтрейдинговой компании [проп-компания, компания, торгующая на собственный капитал]General Securities Principle и управляет работой 60 трейдеров в двух офисах. Он торгует с 1998 года, и как вы увидите, он много трудится, чтобы быть успешным трейдером, и требует от своих трейдеров того же.

Давайте начнем с начала. Не могли бы вы рассказать немного о себе?

Адам: Конечно. Я получил два математических образования — степень по чистой математике в Калифорнийском Университете Санта Круз и степень по прикладной математике в Калифорнийском Университете в Лос-Анжелесе. Хочу заметить, что ничего из того, что я изучал в университете или в школе не прельщало меня так, как акции. В 1998 году, после обучения, я получил степень магистра. Я хотел попасть в сферу Финансов, просто потому что это было потрясной темой. Я не знал, что такое акция; я не знал, что такое дивиденд — я не знал ничего. Я никогда не ходил на финансовые курсы, и никогда не ходил на экономические курсы. Этого никогда и не требовалось, так как Математика — основа всего. Я принялся заполнять резюме и мне позвонили из WorldCo, которая тогда только начинала. Вот туда-то я и попал.

Вы начали как стажер?

Адам: Нет, я делал все то же самое, что и сейчас. Концепция WorldCo была в том, что если ты учишься отбивать мяч, они давали тебе биту, выводя на поле, и ты начинал отбивать. Ты научишься отбивать мяч реально отбивая его, а не тогда, когда тебя ставят в огражденную тренировочную секцию и ты тренируешься там. Поэтому все было по-настоящему с первого дня. Я научился там ценным принципам.

То есть, по сути, вы начали торговать с первого дня на реальных деньгах?

Адам: Все правильно, прямо с первого дня.

Как много у вас заняло времени, чтобы стать прибыльным трейдером?

Адам: Прошло шесть месяцев, пока настал мой первый прибыльный месяц. Мера, которую я предпочитаю использовать как показатель прибыльности основывается на периоде в месяц. Если я разговариваю с трейдером или мы сидим с группой трейдеров, обычно измерительной шкалой мы используем месяц.

После того, как у вас был первый положительный месяц, продолжилась ли прибыльность, или у вас были свои взлеты и падения?

Адам: После того, как я достиг своего первого положительного месяца, я больше никогда не имел отрицательного.

Ничего себе, и это с 1998 года?

Адам: На самом деле это с начала 1999 года, сразу после шестимесячного периода. Это линейная прогрессия? Я имею в виду, если за один месяц я сделал сумму в Х долларов, а в следующем месяце — Y долларов, то было ли Y всегда больше, чем Х? Было ли в каждом следующем месяце всегда больше, чем в предыдущем? Я не знаю, но если вы взглянете на это графически — то рост определенно был экспоненциальный. Я оканчивал хорошо один месяц, и следующий месяц я мог бы окончить хорошо, но не настолько. И вдруг я просто взлетал, и меня выносило на другой уровень.

Каково было ваше положение в WorldCo, когда вы ушли оттуда?

Адам: Когда я начинал в WorldCo, там было около 50 трейдеров, и это количество выросло до более, чем 1000. Когда прибыли росли, мы разрывали рынки в 99-м, 2000-м, 2001-м. Во время «бума трейдеров» мы осознали, что нуждаемся в людях на место будущих управляющих. Это был единственный способ управлять, учить и уделять внимание вновь приходящим трейдерам. Поэтому что мы сделали, так это приняли начальный план, который заключался в том, что должно было быть десять партнеров в WorldCo. Эти десять партнеров затем должны были иметь свои собственные отделения; я был третьим партнеров в WorldCo. Мое отделение находилось в офисе на Уолл-Стрит, 99, а через год или два я открыл отделение в Лос-Анджелесе и перемещался через всю страну, управляя обоими.
Давайте поговорим о вашем торговом опыте немного больше. Можете ли рассказать о своей худшей сделке? Также о самой крупной сумме денег, которую когда-либо теряли, и о самой глупой вещи, которую когда-либо совершали.

Адам: Я попробую. Насчет самой большой суммы — не знаю. Я не знаю, какую самую большую сумму терял в одной определенной сделке. Но я скажу вам следующее: я потерял 4 500 долларов в один день за 8 лет торговли, включая комиссионные. Я думаю, что не видел такого рынка за 8 лет.

Чтобы вы сказали о самом крупном вашем дне?

Адам: У нас были большие дни в прошлом, когда мы начинали. Я бы сказал: около 30 или 40 тысяч.

А сейчас у людей бывают такие крупные дни, или они уже не такие большие?

Адам: Конечно, они не часты, но у некоторых бывают. Больше всего я проповедую и учу, что деньги — это привычка, и вам нужно учиться этой привычке. Вы не рождаетесь с этой привычкой. Вам нужно ей учиться, также, как вы учитесь ходить или разговаривать. Если я спрошу — «Какой у вас номер телефона?» — вы мне просто его продиктуете, потому что вы его знаете и это ваш рефлекс. Делание денег — это рефлекс, это привычка. Это то, что вы делаете каждый день, постоянно. И это то, что я даю своим ребятам, я учу их как это делать.

То есть вы делаете деньги непроизвольно, подсознательно?

Адам: Правильно, это просто привычка. Это то, чему я учу. Вы спрашивали: «Бывают ли у ребят большие дни — сейчас и тогда?». У меня есть трейдеры, которые уходят домой с 3 тысячами долларов каждый день. Возьмите моих хороших трейдеров — стабильных трейдеров — и вы увидите, что они теряют деньги, может быть 4 или 5 дней в году. Есть ли у меня трейдеры, делающие 50 000 долларов в день? Нет. У меня таких не было. Мы не вкладываем в акции-динамит; мы таким не торгуем. Мы очень расчетливы. Мы движемся вместе с покупателями и продавцами. Мы не используем разворотный стиль торговли, где ты можешь словить максимум и прокатиться оттуда вниз, или словить дно, и проехаться до максимума. Это самоубийство. Ни у кого из моих трейдеров нет больших движений.

Вы учите стабильному зарабатыванию денег. Почти как в бизнесе.

Адам: Точно, мы берем у рынка по мелочи. На любом типе рынка. Не имеет значения, каком. Дайте нам хороший рынок, и мы возьмем четверть доллара или пол-доллара с рынка, вместо того, чтоб брать по мелочи. Дайте нам плохой рынок, и мы возьмем несколько центов.

Когда вы берете на работу новых трейдеров, то кого именно вы ищете?

Адам: Жаждущих. Кого-то, кто желает жертвовать временем, кто желает учиться, и тяжело трудиться. Я говорю это всем, кто занимает рабочее место у меня в зале. Это самая тяжелая работа, которую вы когда либо делали. Если вы пришли для того, чтоб по-быстрому срубить деньжат, не тратьте мое время и не тратьте свое время. Сохраните свои деньги. Это самая трудная работа. Вы приходите, учитесь как стать трейдером, и делаете на этом карьеру, а не просто двухлетний абонемент. Многие из моих трейдеров занимаются этим много-много лет, и они прекрасно живут, но они работали на износ чтоб достичь этого. Я хочу донести это до этих людей, когда привожу их — я инвестирую в них. Я инвестирую в них очень много в денежном плане, но, более того, я вкладываю в них свою энергию, обучая их. Но если они здесь не для того, чтоб тяжело работать и выкладываться по-полной, мне они не нужны. Когда я впервые начал нанимать трейдеров на Wall Street, 99, если у вас была степень Wharton MBA, я брал вас. Если у вас была степень Harvard MBA, я б взял вас. Но я вам скажу кое-что: я возьму любого малого, кто желает выкладываться на все 100, работая 4 часа на премаркете и 4 часа после рынка каждый день безо всякого Harvard или Wharton MBA. У меня есть парень в Чикаго, который сидит рядом со мной, и дела у него идут великолепно – очень, очень, очень хорошо. Он работает на меня уже очень давно. Я взял его на работу в 1999-м. Он на год или на два старше меня и мы дружим. Тогда он переехал, чтоб помочь мне с офисом в Лос-Анджелесе, и однажды он сказал мне, что должен мне кое-что рассказать. Он сказал: «На самом деле я никогда не заканчивал колледж». А в его резюме были все эти степени. Он сказал, что чувствует себя скверно из-за того, что наврал мне в резюме. В те дни в WorldCo мы были просто завалены резюме.

Новый трейдер заходит к вам с $5 000 и торгует на реале. Какое плечо он получает со старту?

Адам: около $100 000, где-то 20:1. Отсюда все и начинается. Я молод и я агрессивен, у меня никогда не было трейдера, который бы мне сказал, что ему нужна большая покупательная способность, чем мы давали. Я всегда даю им больше, чем они могут управлять.
Источник: tradingmarkets.com
Перевод: smartapple.biz

НАПИШИТЕ НАМ И ПОЛУЧИТЕ ВИДЕО И АЛГОРИТМЫ:

Комментирование запрещено

  • foreks-gerchik-sribnyj-radchenko-nyse-obuchenie