• nyse-club-igor

Полемика высокочастотного трейдинга

Как любая другая значимая технологическая инновация, высокочастотный трейдинг на фондовом рынке произвел в индустрии своего рода «эффект поляризации» – теперь фондовый рынок изменился навсегда.

Для сторонников высокочастотного трейдинга использование сложных компьютерных алгоритмов для торговли большими объемами акций с исключительно высокой скоростью – это смена парадигмы, революционный скачок вперед. Для тех, кто его не приемлет, высокочастотный трейдинг сродни Диколму Западу, наводненному преступниками и бандитами. В реальности HFT-трейдинг (HFT – High Frequency Trading, высокочастотный трейдинг), конечно же, нечто среднее.

Питер Набихт (Peter Nabicht), в прошлом исполнительный директор компании из сферы высокочастотного трейдинга Allston Trading, сейчас популяризует преимущества инноваций в качестве старшего советника промышленной группы Modern Markets Initiative.

«Люди стремятся относиться к HFT, как к трейдинговой стратегии. Это не трейдинговая стратегия или бизнес-модель. Это инструмент, не более того», – говорит Набихт. Инструмент, который он и его сторонники считают причиной существенного увеличения ликвидности, роста эффективности и снижения затрат для всех инвесторов.

Деннис Келлехер (Dennis Kelleher), исполнительный президент Better Markets, группы, которая поддерживает повышение прозрачности рынка, категорически несогласен.

«О «преимуществах» высокочастотного трейдинга говорят только те, кому платят HFT-компании», – заявил Келлехер. «Есть масса доказательств того, что в рядах HFT-компаний процветает практика рыночных манипуляций и недобросовестных сделок».

Попытка обойти систему?

Вкратце, критики считают, что, будучи использована в недобросовестных целях, технология скоростных торгов хороша не только для того, чтобы обходить узкие места системы.

Споры на эту тему не утихают на Wall Street уже десяток лет, с того момента, когда компьютеры заменили действия людей, как более предпочтительный способ покупки и продажи акций. Сейчас, при том, что практически все торги по акциям ведутся с использованием компьютеров, более половина из них относится к высокочастотным транзакциям.

Автор бестселлров Майкл Льюис (Michael Lewis) вынес то, что ранее было предметом внутренних споров на Wall Street, на суд широкой общественности, опубликовав неделей ранее свою новую книгу о высокочастотных трейдерах «Быстрые мальчики» [оригинальная статья датирована 2 апреля 2014 – прим.перев.]. В провокационном воскресном интервью в передаче «60 Minutes» на телеканале CBS Льюис заявил: «На фондовом рынке США, образцовом рынке для мирового капитализма, процветает мошенничество».

Льюис и другие критики HFT утверждают, что высокочастотный трейдинг используется, чтобы скрыть от рынков миллиардные доходы, которые в противном случае осели бы в пенсионных накоплениях среднестатистических инвесторов-обывателей.

Например, HFT-игроки используют хитроумное ПО и сложные алгоритмы, чтобы предвидеть движения больших объемов акций определенного вида, как правило связанные с покупкой таких акций взаимными фондами. В этом случае высокочастотные трейдеры покупают акции по более низкой цене, опережая взаимный фонд, и за наносекунду продают их взаимному фонду по чуть более высокой цене.

Компьютеры высокочастотных трейдеров способны производить такие типы транзакций с завидным постоянством и беспрецедентной скоростью.

Едва ли это новый спор

Критики считают, что поскольку большинство непрофессиональных инвесторов являются держателями акций через взаимные фонды, управляющие их пенсионными счетами, это продолжительное «снятие сливок» высокочастотными трейдерами увеличивает потери пенсионных накоплений на миллиарды долларов каждый год.

Более того, многие HFT-компании получают от фондовых бирж плату в форме рибейтов за создание рыночной активности и обеспечение добавленной ликвидности – полезная услуга, которой, как полагают критики, легко манипулировать. HFT-фирмы также платят за то, чтобы разместить сервера своих компьютеров рядом с серверами бирж, что позволяет на крошечные доли секунды сократить время, за которое они получают рыночные данные – этого вполне достаточно, чтобы их ПО начало активно торговать на основе полученной информации.

«Это скрытые поборы, выстилающие карманы Wall Street, преимущественно за счет пенсионеров, которым эти деньги нужны», – говорит Келлехер из Better Market.

Генеральный прокурор Нью-Йорка Эрик Шнайдерман (Eric Schneiderman) вывел высокочастотный трейдинг на перепутье, порекомендовав реформы, которые смогут нивелировать то, что он назвал «нечесными преимуществами» технологически подкованных трейдеров.

Ранее на этой неделе ФБР подтвердило изданию The Wall Street Journal, что бюро находится на начальной стадии расследования для определения законности ряда тактик, применяемых высокочастотными трейдерами. Ветераны трейдинга и научные деятели, изучающие Wall Street, отмечают, что полемика вокруг высокочастотного трейдинга едва ли нова и что негодование относительно этой практики по большей части проистекает оттого, что критикующие не до конца понимают, как ведется торговля акциями.

Роберт Дженнингс (Robert Jennings), профессор экономики из университета Kelley School of Business в Индиане, заявил, что мелкие инвесторы, которые покупают и продают по 100 акций в единицу времени имеют немало шансов выиграть за счет высокочастотных трейдеров, поскольку те увеличивают ликвидность и уменьшают спред – этот эффект создают все HFT-маркет-мейкеры, стремясь закрыть сделки. Инвесторы из взаимных фондов, однако, могут «со временем» проиграть из-за так называемых опережающих сделок, когда программы для высокочастотного трейдинга нацеливаются на крупные транзакции и постепенно «съедают» все прибыли инвесторов.

Вредит ли высокочастотный трейдинг мелким инвесторам?

«Это слишком сложный вопрос, чтобы дать на него однозначный ответ», – говорит Дженнингс. «Зависит от того, как вы торгуете».

Выгоды эффективности

«Это не новый вопрос», – добавляет Кит Росс (Keith Ross), CEO компании PDQ Enterprises и ветеран высокочастотного трейдинга.

Росс говорит, что 10 или 20 лет назад также случались незначительные общественные волнения, когда трейдеры регулярно использовали к своей выгоде разницу в ценах на акции, которая была гораздо больше, чем сейчас –с того момента она сократилась на порядок. Так что вместо того, чтобы выискивать разницу в пять, десять и двадцать пять центов, нынешние высокочастотные трейдеры зарабатывают на разнице в пенни и десятые доли пенни.

По подсчетам Росса, инвестор, потративший $500 на вложения в фондовый рынок, в результате получит $497 инвестиций. Десять лет назад эта сумма составила бы примерно $480 после вычета комиссионных и других рыночных сборов, говорит он.

В результате, объясняет Росс, электронные торги и их следующая фаза эволюционного развития – высокочастотный трейдинг – нивелировали (или заметно сократили) роль дорогостоящих посредников, а повышение ликвидности, которое обеспечивается скоростью и эффективностью высокочастотного трейдинга, упрощает инвесторам процесс покупки и продажи акций по более выгодным ценам.

Инвесторы-непрофессионалы «фактически выигрывают за счет эффективности рынка, и я думаю, что это очень хороший результат», – говорит Росс.

И все же, один опытный трейдер с Wall Street озвучил растущий скепсис относительно HFT, волну которого подняла книга Льюиса: «Так или иначе «быстрые мальчики» запускают руку в карманы инвесторов-непрофессионалов – и понемножку, день за днем, год за годом опустошают их. Этим точно стоит озаботиться».

Трейдер добавил: «Для меня самой важной статистикой является среднее время, в течение которого высокочастотные трейдеры «держат» позиции – 11 секунд. Я-то все время думал, что акции – это долгосрочные вложения».

Комментирование запрещено

  • foreks-gerchik-sribnyj-radchenko-nyse-obuchenie