• nyse-club-igor

Валентин Гроголь: «Профессионал зарабатывает, а любитель – играет»

trader profit
— Кто такой трейдер?

— Трейдеры — это отдельная элитная когорта в любом банке или финансовой компании. Бывает, что специалисты зарабатывают миллионы для своей организации, а иногда — банкротят ее полностью. Яркий пример — скандально известный Ник Лиссон, проигравший больше миллиарда долларов крупнейшего английского банка, которому доверяла свои сбережения сама королева. Управляющий хэдж-фонда Джон Полсон, наоборот, заработал миллиарды долларов во время последнего кризиса, играя на понижение. Том Болдуин, который скальпирует рынок огромными позициями, зарабатывает сотни миллионов долларов, а начинал он на свои деньги, торгуя всего одним лотом.

В общем же времена сокрушительных проигрышей и миллионных «джек-потов» для корпоративных трейдеров уже давно прошли. На сегодняшний день «гайки» контроля над трейдерами затянуты до предела. Система риск-менеджмента сейчас выстроена так, что если бы кто-то даже очень захотел повторить «подвиги» Ника Лиссона, то это было бы невозможно. Система автоматически блокирует трейдера, если уровень его убытков превзошел заранее договоренные нормы. Если же трейдер работает своими деньгами, то это другая история: он сам себе начальник и здесь есть примеры потрясающих взлетов и ошеломительных падений. Чего только стоит Джесс Ливермор, который практически из нечего в течение года делал миллионы, а потом за несколько недель проигрывал все. После этого Ливермор продавал украшения жены, дома, занимал в долг и опять через год становился долларовым миллионером.

80% успешных трейдеров управляют не своими деньгами, а средствами крупных трейдинговых компаний и работают под присмотром профессионалов. Статистика говорит о том, что в 70% случаев, когда трейдер предоставлен сам себе, он идет на неоправданный риск, что чревато большими убытками.

— А чем сейчас управляете вы?

— Сейчас я управляю деньгами корпорации Omikron, оперируя сотнями тысяч долларов. Список акций, с которыми я работаю, не статичен. С помощью специальных программ-скринеров, среди тысяч акций, можно найти именно те, которые соответствуют вашему стилю торговли. Если раньше можно было выбрать портфель из 10-20 акций и торговать его в течение 2-3 месяцев, то сегодня в условиях повышенной волатильности, раз в 2-3 дня портфель приходится пересматривать и корректировать. Для меня самое важное не отрасль, а ликвидность, наличие шума по акции, количество событий, соотношение риска и доходности.

В среднем оборот трейдера, под управлением которого находится $150-200 тыс., составляет $10 млн. в день – это около $200 млн. в месяц. А нас таких десятки тысяч. Вот и представьте, какие деньги крутятся в отрасли. Именно мы даем возможность «крупным рыбам» покупать и продавать большие пакеты акций в короткие сроки, получая за это небольшое вознаграждение.

— Каким инструментами вы спекулируете, и какое место среди них занимают бумаги банковского сектора?

— На американских рынках столько инструментов, что бывает такое, что ловишь себя на мысли, что торгуешь инструментом, который тебе подходит, но крайне отдалено понимаешь, чем вообще занимается эта компания.

Самое важное не отрасль, а ликвидность, наличие шума по акции, количество событий, соотношение риска и доходности. По моему субъективному мнению, банковский сектор наиболее опасен, так как слабо подвержен техническому анализу и крайне эмоционален. Однако среди акций компаний, которыми я торгую, все-таки встречаются и такие как, например, Morgan Stanley (тикер MS), который торгуется на Нью-Йоркской фондовой бирже. У этого инструмента сигналы на вход достаточно частые, немного шума, но риск в точке перелома выше, чем у Wells Fargo, в котором нет этих ужасных свечных хвостов и выбросов на пробоях значимых уровней.

Еще из известных Credit Suisse иногда ведет себя очень даже неплохо. А бывают дни, когда бумаги этой компании мертвы и не дают абсолютно сигналов на вход или выход. Мы отбираем акции по историческим данным, но понимаем можно ли с ними работать только во время сессии. Может быть такое, что вчера бумага давала много возможностей заработать, а сегодня по ней надо «брать отпуск».

Deutsche Bank обычно находится в хорошим диапазоне для трейдинга, но мне там с трудом дается анализ спроса и предложения в Level2. Можно, конечно, и без него, но без этого инструмента шансы на успех снижаются.

HSBS (тиккер HBC) – хорошие объемы, но сигнал входа обычно никогда не подтверждается, то есть нужно незамедлительно принимать решение. У него нет переходного состояния, растет вверх, а потом «бабахается» вниз. Зато шума мало и достаточно точный угол наклона, если более 45% вверх, то не в коем случае не стоит думать об открытии коротких позиций.

Citi Bank не годится для внутридневных спекуляций, так как имеет слишком низкий номинал и трейдер разорится на комиссиях. С этим связано и слишком маленькие потенциальные движения, я естественно имею ввиду в центовом, а не в процентом отношении

— Всем интересно, сколько может зарабатывать трейдер в «расцвете сил». Сколько получаете вы?

— Начнем с того, что я, как специалист, стою очень дорого. Например, уже в 25 лет я стал победителем международных соревнований по трейдингу. Прибавьте к этому безупречную репутацию, которую я поддерживаю долгое время, что само по себе тоже очень не просто. В работе мне помогает багаж знаний, полученных в ВУЗах. Я закончил экономический факультет МГУ, а потом — MBA по специальности «Управление инвестициями» в Высшей школе экономике. Образование и опыт — это основа работы в сфере доверительного управления.

Как и любой профессионал, я шел к успеху поэтапно. Вначале я получал 50% дохода от отданной мне в управление суммы, но на сегодняшний день я забираю 98%. Компании вполне достаточно 2%. Ведь для организации — это вторичный доход. Ее основная прибыль – это часть комиссии, которую возвращает брокер. Компания никогда не останется внакладе. Организации, которые работают по такой схеме, считаются очень надежными, так как для них риски банкротства крайне малы.

Трейдинг — это высокодоходная профессия. Логично, что на бирже, если один выигрывает, значит, кто-то другой — теряет. Но я не вижу в этом ничего предосудительного: в конце концов — это просто бизнес. Здесь работают стандартные законы конкуренции — прибыль получают лучшие. Аутсайдерам никто не мешает повышать свой профессионализм, например, в школах трейдинга, и выбиваться в ряды победителей.

— Сложно ли стать профессиональным трейдером?

— Самое сложное — это научиться вовремя применять знания, параллельно контролируя свои эмоции. Большая проблема в том, что нельзя взять чужой опыт и его использовать. Для разных людей одна и та же акция может быть как чрезмерно быстрой, по ней будет трудно принимать решение, так и слишком медленной. Чем краткосрочней спекуляции, тем более серьезную роль начинает играть наработанный опыт и навыки. В некоторой степени — это путь проб и ошибок. Но дорога к успеху будет короче, если рядом есть опытный в данной сфере товарищ.

Прелесть и ужас одновременно внутридневного трейдинга в том, что чтобы овладеть этой профессией не нужно заканчивать специализированных институтов. Чтобы понять сможете ли вы овладеть этой профессией или нет, достаточно получить необходимые знания, отработать мнемонические навыки и торговать.

Фундамент теоретических знаний для освоения профессии внутридневной трейдер, укладывается в два семинара по 5 часов. Все остальное время это практика на виртуальных счетах и оттачивание своего мастерства. Это может занять от недели до месяцев и даже — лет в сложных случаях. Сейчас Stock Trading School ведет переговоры с трейдерской корпорацией Omikron, чтобы та выдавала лучшим выпускникам Stock Trading School деньги под управление без внесения риск-депозита или сведя его к минимуму. Естественно, чтобы получить от нас рекомендацию, пройти сорока пятичасовой курс «Профессиональный внутридневной трейдер» будет не достаточно. Нужно еще торговать из наших дилинговых залов на виртуальных счетах под нашим руководством. Трейдер должен получить опыт, а мы — статистику его операций. С ее помощью мы сможем найти слабые и сильные места трейдера и вместе подобрать именно тот стиль торговли, которой подходит и будет приносить деньги именно этому специалисту. В трейдинге нет универсальных решений для всех и все крайне персонализировано. Поэтому единственный подход, дающий плодотворный результат, — это индивидуальный тренинг, основанный на том, как трейдер воспринял и воспроизводит ту информацию, которую он получил за первые десять часов теоретических занятий.

— Мало того, что вы работаете одновременно сразу в нескольких организациях, но и еще возглавляете Школу трейдинга на американских биржах (Stock Trading School). Сложно ли вам совмещать работу с преподаванием?

— Я преподаю только в свободное от трейдинга время. Во время своей работы я личным примером показываю алгоритм действий профессионального трейдера. Помимо меня в школе есть еще успешные и опытные трейдеры-преподаватели, которые постоянно контролируют и помогают начинающим специалистам. Нас становится все больше и больше, так как успешные трейдеры переходят с русских бирж на американские. Обратного процесса я еще не разу не наблюдал.

Кроме того, мы выпустили два видеокурса по активному профессиональному трейдингу. Мы сделали это для облегчения процесса обучения. Многим дополнительно требуется альтернативная живым семинарам форма подачи информации. На живом занятии можно случайно что-то пропустить, не успеть записать или просто забыть. На семинар в конце концов можно опоздать. А дополнительный видеокурс освежит знания и восполнит пробелы. Единственное, что нужно после изучения наших видеокурсов, — это нарабатывать опыт, сначала на виртуальном счете, а потом — на денежном. Это тоже лучше делать под надзором профессионалов.

Наши видеокурсы — это фундамент для успешного трейдинга. Изучив их, останется только нарабатывать опыт. Он может быть бесплатным, если вы будете придерживаться того, что узнали в видеокурсе, а может влететь в копеечку. Рынок отличный учитель, который не прощает халатности и наказывает долларом тех, кто не работает, а просто играет. В этом и есть основное отличие профессионального трейдера от любителя. Профессионал зарабатывает, а любитель — играет, как в казино.

— Кризис спровоцировал на Западе волну обвинений в мошенничествах в сфере торговли ценными бумагами и управления средствами. Правда ли, что перед профессиональными трейдерами часто возникает соблазн удариться в аферы?

Причина скорее не в каких-то злых умыслах со стороны трейдеров, а скорее – в неоправданном азарте некоторых хедж-фондов, которые позволяют трейдерам брать на себя повышенные риски. Что касается нашумевшего скандала с Goldman Sachs (бумага, запрещенная к трейдингу в большинстве дилинговых залов), то это связано не с тем, что их в чем-то обвинили или подозревают, а с тем, что среднее соотношение риска и дохода недопустимы для внутридневного трейдера. Начало сессии там вообще беда и больше похоже на азартную игру в казино, чем на работу. Какие бы не были скандалы на американских фондовых рынках, они остаются самыми прозрачными и честными. Это одна из основных причин, почему 99,9% профессиональных трейдеров выбирают NYSE , AMEX, NASDAQ. На этих площадках у всех равные возможности работы и заработка. Ведь здесь нет фактора инсайда, не дающего нормально работать на российских и других развивающихся биржах и даже некоторых площадках развитых стран.

— Согласны с мнением информационного портала «Мои финансы», что вы выдираете биржевой хлеб из хватких американских зубов?

— Мне нужно зарабатывать деньги и я это делаю. Тогда можно с таким же успехом сказать, что более опытный хирург отнимет деньги у менее опытного. Так можно дойти до абсурда. Трейдинг — это одна из немногих отраслей, где можно получать достойное вознаграждение в раннем возрасте. В целом -это как спорт, то есть профессия для молодых. Хотя, существуют свои исключения. Тем не менее, если у вас есть хорошая высокооплачиваемая работа, не стоит ее сразу бросать после того, как вы заработали первую тысячу долларов. Разные часовые пояса между Россией и США позволяют попробовать себя в качестве трейдера в вечернее время, ведь американские рынки открываются в 17.30 и закрываются в полночь по московскому времени. Тем не менее, меня не может не радовать то, что среди моих учеников уже появились те, для которых трейдинг является основным доходом. Мы сейчас решаем, где будем торговать летом: на Бали или на Лазурном берегу. Наша работа не привязана к конкретному месту. Единственное, что нам нужно — это компьютеры, стабильно работающий интернет и близкие люди вокруг.

Источник: bankir.ru

Комментирование запрещено

  • foreks-gerchik-sribnyj-radchenko-nyse-obuchenie